Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малютки

04.12.2019

Хочу только в Москву

Дети в детдомах последние года 3 живут на уровне царей — у них дом со слугами, набитый всем. К ним приходят послы — спонсоры с айфонами и т.д. А сотрудники не могут своим детям купить шоколадку. Если раньше можно было понять, что в классе есть сирота по тому, что он плохо одет, то теперь сирота — это самый упакованный ребенок с самым дорогим портфелем и айфоном.

Многие волонтеры прошли весь путь заваливания подарками бедных сироток: посылки с конфетами, кроссовками, мячами — в итоге у детдомовцев по семнадцать праздников на Новый год. Машина подарков — это самое ужасное, что можно придумать! Это не помощь, это откуп. Это индульгенция. Волонтеры едут в детский дом и покупают эту дешевую радость. Но даже если они приедут туда второй раз, они не найдут ничего: айфон и кроссовки будут проданы. И хорошо, если деньги уйдут на чипсы, а не на наркотики.

Сейчас есть очень интересная тенденция: во многих сельских и немосковских детдомах в личных делах детей лежит отказ от устройства в семьи, кроме Москвы. С 10 лет ребенок сам может написать такой отказ от устройства в семью с некоторыми оговорками. И дети четко пишут: нам деревня не нужна и семья не нужна. Нам нужна Москва, кошелек, дворец и платиновая карточка. Бывает, приходит усыновитель из Москвы, но у него всего лишь 3-комнатная квартира — нет, спасибо, не надо!

В попытке облегчить жизнь сиротам мы сделали их иждивенцами. Иждивение чудовищно и край этого иждивения — это отказ от приемных семей. Сироты сейчас — это очень хорошо материально обеспеченные члены общества.

Что нужно, чтобы вернуть ребенка

Если мама или папа «одумались» и хотят забрать ребенка из детского дома, но их уже лишили родительских прав, ст. 72 Семейного кодекса РФ позволяет им восстановиться в правах в судебном порядке.  Подать заявление об этом можно только лично и не раньше полугода после лишения родительских прав (считается, что скорее нормализовать ситуацию в семье невозможно). Усыновление ребенка, у которого родители лишены родительских прав, тоже разрешается через шесть месяцев после вынесения постановления суда. В качестве ответчика могут выступать другой родитель (если прав лишили лишь одного), опекун (попечитель), приемные родители или детское учреждение. Дела о восстановлении в родительских правах рассматриваются с обязательным участием органа опеки и попечительства, а также прокурора.

Кровные родители могут быть восстановлены в родительских правах в случаях, если они изменили поведение, образ жизни и/или отношение к воспитанию ребенка – например, устроились на работу; погасили долг по алиментам на ребенка; сняты с учета в психо- или наркодиспансере (прошли лечение и достигли стойкой ремиссии). Восстановление в родительских правах в отношении ребенка 10 лет и старше возможно только с его согласия. Суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей о восстановлении в родительских правах, если оно противоречит интересам ребенка. Также не допускается восстановление в родительских правах, если ребенок усыновлен и усыновление не отменено. Когда ребенку исполнится 18 лет, восстановление в родительских правах уже невозможно.

Список документов, который необходимо предоставить суду, на сайтах «Центров содействия семейному устройству», например «Центра социальной помощи семье и детям «Минусинский» приводится такой:

  1. Справка о выплате алиментов.
  2. Справка о посещениях ребенка после лишения родительских прав из государственных интернатных учреждений.
  3. Справка о наличии судимости.
  4. Характеристика с места работы (с указанием должности и периода работы).
  5. Характеристика от участкового уполномоченного.
  6. Характеристика знакомых об изменении образа жизни и поведения.
  7. Справка из наркологического и психоневрологического диспансеров, от участкового врача.
  8. Справка о доходах (за 6 последних месяцев).
  9. Документы, подтверждающие право собственности жилого помещения.

При этом список может быть дополнен. Органы опеки считают: чем больше и достоверней информация, предоставляемая суду, тем больше шансов у родителя восстановить родительские права. Помогающие специалисты часто полагают, что проще оспорить необходимость какой-нибудь «дополнительной» справки, чем ее предоставить. Специалисты «Центра социальной помощи семье и детям «Минусинский» пишут, что чаще всего сначала помогают собрать документы, а потом выступают в суде представителями истца, чтобы помочь кровным родителям добиться положительного решения о восстановлении в правах.

В 2013 году Павел Астахов заявлял: «У нас в стране наметилась тенденция ежегодного увеличения количества родителей, чьи родительские права были восстановлены. Что касается последних трех лет, то оно увеличилось на 45,4 процентов. Помимо этого вдвое увеличилось количество родителей, в отношении которых отменено ограничение родительских прав».

Возвращение ребенка в реабилитированную кровную семью называют приоритетом и сегодня. Например, с начала 2015 года до начала июля в Томской области 11 детей были возвращены в кровные семьи восстановившим свои права родителям (и 95 детей устроены в приемные семьи). В Калининградской области с начала года четыре родителя восстановлены в родительских правах, в отношении еще троих отменено решение суда об ограничении в родительских правах.

За первые 9 месяцев 2014 года в России были устроены в замещающие семьи 46192 ребенка, возвращены в кровные семьи — 8168 ребенка. Процент возвращаемых в кровные семьи, если верить статистике, потихоньку растет: с 2008 по 2012 год доля возвращенных в кровную семью детей в общем числе устроенных в течение года в семьи находилась на уровне около 10%.

Правда, одна из бед нашей системы помощи детям из кризисных семей — отчетность. Она непрозрачна, а статистику представляют то так, то этак в зависимости от целей публикации. Например, в 1999 году численность детей, повторно изъятых из семей органами опеки и попечительства и милицией, составляла половину от количества возвращенных в кровную семью за год. Никаких более свежих данных о повторных изъятиях детей из кровной семьи найти в открытых источниках не удалось.

Почему привязанность к приемным родителям часто так и не возникает

Во многих исследованиях, посвященных детям, растущим в учреждениях, повторяется ряд тем, касающихся привязанности и социальных отношений. К ним относятся и неспособность детей к формированию глубоких и близких отношений со своими приемными родителями и неизбирательное поведение, демонстрируемое детьми по отношению к взрослым. Эти тенденции наблюдаются у детей и живущих в учреждениях, и после того, как они покидают их, иногда спустя много лет жизни с приемными родителями в стабильной семейной среде.

Первые исследователи детей, живущих в учреждениях, сообщали об особенностях социального поведения и разделяли их на 2 вида: экстернализация (например, неуместное обращение и взаимодействие со взрослыми) и интернализация поведения (например, отчуждение и тревожность). В некоторых работах отмечалось, что дети, испытавшие тяжелую депривацию, не могут формировать глубокие и интимные отношения даже после усыновления в теплую семейную среду.

Качество привязанности между воспитателем и младенцем измеряется тем, как ребенок реагирует на разлучение и воссоединение с воспитателем. Обычно в исследованиях используется процедура, которая называется «незнакомая ситуация». Она представляет собой серию расставаний и воссоединений младенца и воспитывающего его взрослого.

Дети по-разному реагируют на них в зависимости от опыта общения. При наличии организованной безопасной привязанности ребенок ищет близости с воспитателем при воссоединении и быстро успокаивается, когда тот его утешает.

Если привязанность организованная, но небезопасная, ребенок либо избегает воспитателя при воссоединении, либо проявляет безутешное горе или гнев, и его трудно успокоить.

Кроме того, младенцы могут показывать так называемую дезорганизованную реакцию на расставание и воссоединение. Это обычно выражается в нарушенных стратегиях привязанности (поиска близости) и беспорядочных или неверно направленных движениях, застывании или бесцельном блуждании.

Важно отметить, что обычно младенцы формируют либо организованную безопасную привязанность, либо организованную небезопасную привязанность. Дезорганизованная привязанность более вероятна у младенцев, подвергавшихся пренебрежению, включая крайнюю психосоциальную депривацию

Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малютки

Требования, предъявляемые к усыновителям

Для начала следует разобраться с теми требованиями, которые современное законодательство предъявляет к усыновителям. Удачно стать счастливыми родителями могут далеко не все.

Так, например, претендовать на усыновление малыша может только совершеннолетний человек. При этом приоритет отдается семейным парам, желающим усыновить ребенка, а не одиночным опекунам.

Какие же еще требования предъявляются, и можно ли их обойти?

  • Заработная плата усыновителя обязана соответствовать грани существующего прожиточного минимума или быть выше.
  • Разница между малышом и потенциальным родителем обязана быть не меньше шестнадцати лет.
  • Человек, подвергавшийся судимости или лишенный соответствующих родительских прав по оглашенному решению органов опеки и суда, не может стать усыновителем.
  • Человек не может рассчитывать на малыша из детского дома в том случае, если он сам или его супруг признан недееспособным.
  • Для одобрения процедуры усыновления будущие родители должны пройти специальные курсы.
  • Люди, страдающие от серьезных заболеваний (таких как туберкулез, наркомания, психические расстройства) не могут быть признаны опекунами.
ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Отец не отдает ребенка матери, что делать

Разумеется, это далеко неполный список требований и ограничений, предъявляемых усыновителям. Так, например, если у пары уже имелся опыт неудачного усыновления, второй шанс им вряд ли дадут. Если усыновление было отменено в суде, родителей заносят в специальный список не вызывающих доверия.

Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малютки

Также в России запрещено усыновление детей однополыми парами, даже если они состоят в браке. Любая судимость, любое серьезное правонарушение могут стать серьезным барьером на пути усыновителей к желанному опыту отцовства и материнства.

Современные органы опеки особенно следят за тем, чтобы ребенок, попавший в новую семью был абсолютно счастлив. Именно поэтому, многие кандидатуры семейных пар не проходят серьезную проверку из-за низкого дохода, наличия судимостей или серьезных заболеваний.

Если же усыновить ребенка хотят его ближайшие родственники, процедура слегка упрощается. Родственникам не нужно проходить специальные курсы в том случае, если они хотят оформить опеку. Если на малыша претендует сразу несколько кандидатов, предпочтение отдается ближайшим родственникам.

Перечень документов, необходимых для того, чтобы усыновить малыша

Для того, чтобы забрать ребёнка, не достигшего 3-летнего возраста из дома малютки, родители обязаны предъявить в органы опеки и попечительства следующий набор официальных бумаг или их нотариально заверенных дубликатов, согласно тексту статей СК РФ:

  • Лично заполненное заявление, в котором родители высказывают истинное желание в усыновлении малыша и приводят для этого достаточно убедительные обоснования. Так, бумага должна быть оформлена на бланке установленного образца и в соответствии с шаблоном, представленным здесь, на информационно-сервисном сайте.
  • Паспорта каждого будущего усыновителя или одного из них, если второй супруг и будущий родитель отсутствует.
  • Если имеется – сертификат об оформлении брачного союза.
  • Свидетельство о регистрации права собственности на жилое помещение, обладающего достаточными объёмно-планировочными характеристиками. Также допускается предоставить в опеку соглашение о длительной аренде подобной жилплощади.
  • Сведения об отсутствии завершённых уголовных дел в отношении каждого из будущих опекунов.
  • Все медсправки, удостоверяющие отменное физическое состояние и отсутствие губительных вредных привычек заявителей.
  • Справки от руководства предприятия-работодателя, а также формы 2-НДФЛ, подтверждающие официальный высокий доход претендентов.

Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малютки

Вредные привычки родителей

Важно! Следует учесть, что закон и органы опеки будут благосклонны, если желание на усыновление появится у женщины, не имеющей ни мужа, ни собственных деток. Однако данное условие может быть выполнимо, когда она соответствует всем предъявляемым выше требованиям и собирает идентичный комплект документации

Данное послабление связано с тем, что почти каждая женщина имеет собственный развитый материнский инстинкт, и если личная жизнь у неё с годами не складывается, она всё чаще говорит себе – хочу усыновить ребенка из дома малютки.

Оформляем опеку

В случае, если этап знакомства благополучно пройден, гражданин должен обратиться в отдел опеки для оформления согласия на назначение опеки.

Процесс оформления опекунства включает:

  • подачу заявление о назначении опекуном;
  • оформление приказа;
  • передачу личного дела;
  • назначение выплат.

Заявление о назначении опеки

Рассмотрим, с чего начать оформление опеки. После того, как кандидатура подопечного подобрана, необходимо обратиться в отдел опеки по месту нахождения детдома. Кандидат лично оформляет заявление.

Важно! Гражданин может забрать ребенка только после получения приказа. До этого момента несовершеннолетний продолжает находится в организации

Приказ о назначении опеки

Опека назначается по решению органа местного самоуправления. Как правило, это приказ или постановление.

Он подготавливается в течение 14 дней с момента подачи заявления. После чего можно забрать ребенка из детдома.

Процедура на усыновление ребенка из дома малютки

Случаи в России, когда совсем маленькие или даже новорожденные дети остаются совсем одни – не редкое явление. От одних отказываются мамы из-за болезней или от нежелания быть родителями, другие неожиданно становятся сиротами.

При установлении факта сиротства малышей передают на попечительство государства. После проведения медицинского обследования и оказания необходимой помощи малышей определяют в дом малютки, где они живут до 3-лет.

Во всей этой ситуации всё-таки есть небольшая позитивная статистика. Как правило, детей из дома малютки усыновляют чаще чем из детского дома. Взять малыша в семью для бездетных пар – это поистине настоящее счастье. Усыновляя младенца, можно почувствовать на себе все тяготы и радости материнства с пеленок. Ребенок становится родным.

Самый первый шаг, который должны сделать родители – это получить одобрение на усыновление ребенка в органах опеки. Без заключения от опеки не один дом малютки не вправе оказывать помощь по усыновлению.

Получить разрешение достаточно сложный процесс. Для начала собирается необходимый пакет документов, куда входит:

  • заявление от одного усыновителя или от обоих супругов если это семейная пара. Документ первостепенной степени для предъявления законного права об усыновлении;
  • справка с места работы. Данный документ даст гарантию органам опеки, что усыновитель имеет заработок и будет в состоянии содержать ребенка;
  • справка об отсутствии судимости. Родители имеющие проблемы с законом и в целом не отличающиеся достойным социальным поведением не могут претендовать на усыновление;
  • документ, подтверждающий наличие необходимой по норме жилой площади. По закону усыновитель должен иметь жилье и достойные условия для проживания ребенка;
  • свидетельство о браке. Оно необходимо если усыновители семейная пара;
  • копия паспортов. Кроме как установления личности родителей, возраст в паспорте причина возможного отказа, так как по закону усыновитель должен быть старше ребенка минимум на 16 лет;
  • автобиография. Для вынесения решения специалист опеки дополняет свое представление о родителях по автобиографии.

Плюс ко всему органы опеки потребуют пройти медицинское и психиатрическое обследование, посетить курсы приемных родителей, предоставить характеристику с работы. После этого усыновители дожидаются результата проверки и собственно самого заключения.

Усыновителям предлагают заочно ознакомится с малышами по существующей базе данных. В ней содержится:

  • фотография ребенка;
  • информация о судьбе ребенка;
  • медицинская карта с указанием имеющихся болезнях, отклонениях, возможных негативных генетических рисков развития;
  • данные о кровных родителях, их социальный статус и имеющейся зависимости (алкогольной, наркотической).

Ознакомиться с данной информацией о ребенке в интересах родителей. У всех детей не легкие судьбы. Во избежание повторного отказа уже усыновленными родителями, они должны знать, на что идут при взрослении ребенка.

Испытание человеческим фактором – следующее действие потенциальных усыновителей

Оно очень важное и звучит так, потому что родители лично знакомятся с ребенком. Возникшая симпатия к малышу, или наоборот, ее отсутствие, не подлежит объяснению

Бумаги и эмоции совершенно разные чувства. Понравится друг другу при встрече – залог успешного семейного будущего. Если этого не произошло, то не стоит сильно расстраиваться. Возможно это не Ваш малыш. Опека предоставит еще возможность познакомится с другим ребенком.

То есть, потенциальным родителям нужно доказать поступками, описанием личной ситуации и своих мотивов по которым они решили усыновить малыша в доме малютки. Суд, основываясь на виденье благостных, а не на корыстных умыслов усыновителей, выносит положительное решение об усыновлении.

Передышек не будет это уже навсегда

В семье Галии и Алексея Бубновых — 13 детей, из них 3 кровных, 1 удочеренная и 9 приемных. Это очень ресурсные родители, как сейчас принято говорить об опытных приемных папах и мамах.

Галия долгое время работала в детском доме и знает ситуацию в сфере социального сиротства изнутри. В какой-то момент пришло осознанное решение: дети должны жить в семье, силы и возможности помочь им есть, значит, пора открыть свой дом для этих ребят.

Важно, что это было общее решение семьи: дети Галии хорошо знали суть маминой работы, часто бывали в детском доме и даже помогали маме печь пироги для живущих там детей, всегда были готовы помочь. А Алексей впоследствии даже оставил свой бизнес, решив, что миссия папы — гораздо важнее

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Развод в случае смерти одного из супругов

И, по словам Алексея, не жалеет: «Теперь я всегда дома, с супругой и детьми, и, хоть нас и много, как ни странно, освободилось много времени для разных дел, для того, чтобы проводить время вместе».

Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малюткиСемья Бубновых

В семье Алексея и Галии — дети с особенностями здоровья, в том числе с синдромом Дауна. По рассказам Галии, ребенок, приходящий в семью из детского дома, меняется буквально на глазах. «Например, наша Соня, у которой синдром Дауна, сначала вообще не издавала звуков. Она не знала, как пользоваться своим голосом. И постепенно мы все вместе учили ее этому». Дети, говорит Галия, часто не знают, для чего нужно обняться, что такое забота, — и только в семье они узнают ценность родительской любви или заботы братьев и сестер.

«Надо помнить, что особенные дети на 200 процентов с нами. Вы не отправите их в лагерь, у вас не будет передышек, — говорит Галия. — И надо осознавать, что это уже навсегда».

Без значимого взрослого

— Светлана, какие особенности в устройстве отечественных сиротских учреждений могут породить у детей различные проблемы? И какие, соответственно, это проблемы?

— Отечественная система сиротских учреждений, в первую очередь, плоха тем, что у ребёнка в ней нет возможности сформировать привязанность к каким-то близким людям.

Очень часто встречаются представители органов опеки, которые говорят: дабы чего-то не случилось, ребенка лучше изымать из кровной семьи даже в тех случаях, когда нет прямой опасности для его жизни.

Однако психологи утверждают: даже плохая семья, в которой есть минимальная забота и нет насилия над ребенком, для формирования его как личности гораздо лучше, чем хорошее сиротское учреждение.

Что мы видим в сиротской системе? Перед ребенком проходит огромное количество взрослых чужих людей. Это — обслуживающий персонал: нянечки, воспитатели, медсестры, и так далее. И ребенок привыкает к тому, что люди вокруг него постоянно меняются. Меняются и окружающие его дети — одних привозят, других забирают в приемные семьи, возвращают родителям; потом самого ребенка по возрасту переводят в следующую группу… С точки зрения психологических основ это означает, что ему незачем бороться за хорошие отношения с близкими.

Что нужно, чтобы усыновить ребенка из дома малютки

Наверное, «бороться за хорошие отношения» звучит грубо. Но в жизни мы понимаем, что ребенок, привыкший к дому, к обычной семье, ценит близких, их отношение, и — в определенном возрасте — их мнение. Он формирует внутреннюю картинку своих родителей, на которую потом опирается, уже будучи подростком, и в течение всей жизни.

Такой картинки у детей в сиротских учреждениях нет. У них не сформирован «внутренний родитель», который был бы правилен, социально одобряем, который бы знал, что такое совесть, честь, чувство вины, целеустремленность, и так далее. Это первое, о чем хочется сказать.

Второе — это, конечно, плохая социализированность таких детей. Сейчас, на мой взгляд, в этом направлении делается достаточно много. То есть, те детские дома, которые я видела, имеют комнату самообслуживания, комнату кулинарии, где воспитанники учатся готовить. С ними пытаются проводить занятия волонтеры. Но пока все это находится скорее на уровне самодеятельности.

Нет единой картины, нет единой программы. Я могу ошибаться в оценках, но, например, моя дочь, которая пробыла в детском доме два года и попала в нашу семью, когда ей было девять, говорила: «А где у нас прачка? А кто у нас все приготовит?»

В общем, в сиротской системе дети привыкают к тому, что их обслуживают. И потом, когда они попадают во взрослую жизнь, им сложно правильно расценить свои силы — определить, что они умеют делать, что не умеют, у кого попросить помощи, как формировать свой бюджет и так далее.

— А какие личностные проблемы в развитии ребенка порождает ситуация, когда у него нет перед глазами приоритетного, особо значимого взрослого?

— Какие личностные качества мы обычно ценим? Это целеустремленность, познавательное развитие-то есть, интерес к познанию мира. Достаточное дружелюбие и доверие к миру. Это уважение взрослых, вырастающее из привычки обращаться к ним за помощью, в которой они никогда не откажут.

На этот счет даже проводились исследования. Сравнивали, как ведет себя в определенном возрасте домашний ребенок, у которого случается какая-то проблема или беда, и что в той же ситуации происходит в голове у ребенка из сиротского учреждения. Исследователи пришли к выводу, что дети из детдома привыкли не обращаться за помощью, а выживать.

Отсутствие значимых взрослых определённым образом влияет и на детскую самооценку. Ведь что вообще такое самооценка? Это — мнение о себе, сформированное путем сопоставления оценок своих близких, их высказываний. В определенном возрасте это родители, далее это уже учителя, сверстники, и так далее.

У детей из сиротских учреждений оценка, в большей степени, складывается из мнения окружающих детей. И это мнение не всегда объективно. Стоит ребенку совершить что-то недостойное с точки зрения его группы, — и он может серьёзно подорвать свою самооценку. Ведь этой ситуации его отношение к себе не будет поддержано с помощью близких взрослых, которые в любой момент ему скажут: «Ничего, ты молодец, в следующий раз справишься». Или: «а давай посмотрим, почему ты это сделал».

Дети из детских домов, с которыми я общалась, в уже достаточно взрослом возрасте, как правило, обладали неадекватной самооценкой. То есть, она не соответствовала их умениям, поступкам и навыкам. Чаще, конечно, она снижена, но бывает условно завышена. «Я все могу», «Я крутой»… Хотя, на мой взгляд, это не самая большая проблема детей из сиротской системы.

Как меняется жизнь детей и наставников благодаря программе

Наставничество — это всегда индивидуальная история. Волонтер приезжает к одному конкретному ребенку. Понимание того, что конкретно ты кому-то интересен, удивительным образом сказывается на ребенке. Он становится более инициативен и уверен в себе. Рассказывает наставник Екатерина (31 год):

— Моего Младшего зовут Саша, ему 14 лет. Помню первый день нашего знакомства: волновались оба, смущались и приглядывались друг к другу. С каждым разом Саша открывался мне всё больше, и я старалась ничем не нарушить это хрупкое детское доверие. Поначалу он спрашивал, сколько еще детей у меня как у волонтера есть, надолго ли наше общение. И когда я ответила, что он единственный ребенок и я езжу только к нему, предела его радости не было.

Программа рассчитана на то, что у ребенка появляется возможность вместе со своим наставником увидеть мир за пределами интерната, получить новые впечатления.

Наставник Ирина (49 лет, Младшему 10 лет):

Рустамка трогательно ждёт меня, делает маленькие подарки. Бывает, во время прогулки уедет на самокате далеко, а потом требует ответа: волновалась ли я, и почему

Ему важно чувствовать, что нужен, что приходят только к нему. Иногда приношу ноутбук, и ребята собираются посмотреть мультфильм, а Рустам смешно отстаивает своё место рядом со мной

Самому волонтеру наставничество приносит не меньше пользы, чем ребенку. Для наставника это способ общественной реализации. Волонтеры часто говорят: работая на обычной работе, они понимают, что для мира ничего полезного не делают. Занимаясь социальными проектами, человек получает удовлетворение от осознания того, что делает что-то хорошее.

Наставник Георгий (26 лет, Младшему 17 лет):

— В октябре 2015-го я впервые увидел Эрика, который даже внешне был как-то сжат, забит и пугался любого резкого движения, будто бы ожидая чего-то плохого. Его неуверенность в себе была настолько же сильной, насколько он пытался её скрыть на первых встречах. Из недели в неделю я убеждал мальчика в его собственных возможностях, способностях учиться, дружить и добиваться целей. Мне очень повезло, что он оказался достаточно податлив для этого. Эрик будто ждал кого-то, кто поверит в него.

Жизнь в палате как проводят время дети-отказники в больнице

Мир, в котором матери не бросают своих малюток, пока является утопией. И поэтому приходится мириться с жестокой реальностью, в которой малыши обречены на жизнь в домах малютки. Попробуем разобраться в том, действительно ли там им хорошо живется. Ведь именно в этом пытаются убедить население представители ответственных служб.

Как только матерью будет написано заявление на отказ от новорожденного, его поместят в палату родительного дома. Ведь именно в роддоме мать получает возможность оставить ребенка. В обычной палате находятся не только те малыши, которые остались одни, но и детки со своими мамами. Этот период можно назвать самым «счастливым». Поскольку в эти дни за ребенком действительно ухаживают и присматривают. Необходимо отдать должное и матерям, которые ухаживают не только за своими, но и за чужими детьми.

По истечении определенного времени всех отказников распределяют по больницам. Согласно действующему законодательству, они должны находиться в детских домах. Однако, из-за того, что таких детей слишком много, свободных мест в специализированных учреждениях крайне мало. Следовательно, большинство приходится определять именно в больницы, которые в дальнейшем служат своеобразным приютом. Нетрудно догадаться, что никаких нянечек и воспитательниц здесь нет. Ведь это больница и здесь работает только медицинский персонал.

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Что положено многодетной матери с 3 детьми в 2019 году

Находясь в клинике, дети оказываются лишены возможности полноценно общаться. Из-за этого в будущем появляется такая проблема как задержка развития. Многие из детей обречены на это, поскольку медицинский персонал попросту не может обеспечить им необходимый уровень внимания. Нельзя винить в этом исключительно медсестер и санитарок. Они выполняют свои прямые обязанности и времени на развивающие игры с малышами у них действительно нет.

Более того, не следует забывать о том, что в отделении таких малюток может быть достаточно много. Речь ведь не идет о двух-трех детях, которые были помещены в клинику. Зачастую на попечение больницы оставляют более 10 детей

Уделить внимание каждому и при этом присматривать за остальными пациентами – это непростая задача. К тому же, медики совершенно не заинтересованы в том, чтобы как-то скрасить дни, которые проводят дети в стенах больницы

А некоторые и вовсе делают все возможное, чтобы еще и упростить свою работу.

Не так давно разразился настоящий скандал, когда стало известно, что медики одной из клиник накрывали кроватки специальными сетками, чтобы лишить малыша возможности ее покинуть. Подобное деяние они объяснили очень просто: дети бегают и шумят.

Конечно, гораздо проще просто лишить несчастного возможности это делать

Именно после этого появилось волонтерское движение, участники которого посетили клиники и уделили внимание сиротам. Они принесли им игрушки, сладости и много развивающих игр

Подобные акции продолжают проводиться и сегодня.

Священники не советовали брать ребенка, а я спорила с ними

У нас родился больной ребенок, и врачи сказали: «Идите домой, ждите, когда умрет». Развитие оставалось на уровне трехмесячного ребенка, он улыбался и узнавал своих, но даже голову не держал. Мы сдавали анализы, ходили в платные и научные организации, я надеялась, что нам что-то скажут и помогут, но нет. Никаких прогнозов, ничего, наоборот: вам лучше не рожать или попробовать родить от другого мужчины. У нас брак венчанный, как можно говорить: «Найдите другого мужчину», бред какой-то.

Правда, муж со мной фактически не жил все эти пять лет, я поднимала ребенка одна. Он был в длительных командировках и зарабатывал деньги, дома почти не бывал. Вероятно, ему было тяжело перенести болезнь сына. Когда мы лежали в больнице, я видела, как приходят другие мужья и сопереживают, а он не смог принять эту ситуацию. Любил, но на расстоянии. Он хотел нормального ребенка, с которым будет играть в футбол, разговаривать и хвастаться его успехами.

Через пять лет сын умер. У нас не было другого варианта, кроме усыновления, и все само собой пришло к этому. Мы с мужем еще до свадьбы решили, что усыновим кого-то. Мы были студентами, хотели большую семью и думали, что нашей любви, энергии хватит на всех. Муж общительный, эмоциональный, и я такая же, мы были «зажигалки» и любили весь мир. Потом я поняла, что муж не осознавал, на что соглашался, и вообще сам был инфантильным ребенком. Но на тот момент я готова была тянуть все одна.

Год я ездила по больницам, вышла на работу, путешествовала, достроила дом и поняла, что в нем не хватает ребенка.

Я разговаривала с разными священниками, монахинями, и часто они не рекомендовали усыновлять. Потому что таких детей растить тяжело и возможны возвраты.

Ни один не сказал: «Классно, молодец, давай забирай». Наверное, они знают больше несчастных историй, чем мы.

Я спорила с ними, говоря, что взять сироту — все равно, что построить храм. Меня это не остановило, хотелось спасти всех и дать всем любовь.

Я читала, что не надо усыновлять, если умер свой ребенок. Я с этим не согласна. Сразу, конечно, идти не надо, необходимо выждать время. Это очень тяжело, первое время ты просто воешь, когда у тебя родного отняли, живешь на кладбище. Но все же у меня была пауза длиной в год. И если подойти к этому обдуманно, почему нет?

Дом малютки рай или ад

Как только груднички достигают определенного возраста и при условии наличия свободных мест, они попадают в специализированный центр. И там для них начинается совершенно новая жизнь. Некоторые чиновники убеждают народ в том, что попадание в дом малютки — это лучший вариант. Здесь детям могут обеспечить необходимый уход. Однако, далеко не все так радужно, как расписывают политики. Безусловно, подобные центры крайне важны. Но их трудно назвать идеальным вариантом.

Здесь детей приучают к порядку и режиму. Приемы пищи, прогулки, отдых, занятия спортом – все по расписанию. Кто-то может возразить, что это правильный подход к воспитанию. В некотором смысле, да. Но для маленьких детей подобное всегда становится причиной стресса. К тому же, нельзя забывать и о том, что личное пространство детей здесь нарушается. За ними постоянно присматривают, поэтому они даже не могут спокойно помыться без посторонних. В результате этого они часто лишаются чувства стыда, и в дальнейшем это нередко становится причиной проблем.

Питание в таких домах тоже трудно назвать полноценным. Государство выделяет средства на содержание центров. Но размер такой помощи сильно ограничен. И поэтому работники лишены возможности обеспечить своим воспитанникам полноценное питание, богатое витаминами и всеми необходимыми питательными веществами. Как результат, дети могут постоянно испытывать неконтролируемое чувство голода. Отмечается, что именно среди сирот, которые живут в детских домах, тяга к воровству наиболее выражена. Ведь они руководствуются одной истиной: укради – чтобы поесть. И это действительно страшно.

Именно поэтому так важно проводить разъяснительную работу с массами и доносить до них информацию о том, как живется детям в специализированных центрах. Необходимо помнить, что абсолютно каждый ребенок имеет право быть счастливым

А счастье – это семья. И если граждане перестанут относиться с таким недоверием к сиротам, возможно, удастся улучшить ситуацию и подарить им дом. Ведь это то, чего они действительно заслуживают.

Как дети попадают в детский дом

За прошедшую неделю у нас было много разговоров о том, как дети попадают в детский дом. Что в городе все дети домашние и обычно живут с папами и мамами, а в детский дом дети попадают редко, только если с их родителями что-то случилось или они сами не хотят или не могут воспитывать своих детей.

Этот факт Галю сначала очень удивил, но я время от времени ненавязчиво его проговариваю, объясняя разницу между детским домом и семьёй, и чувствуется, что она привыкает к этой правде жизни. Когда зашёл разговор, как сама Галя попала в детдом, я сказала, что у неё умерла мама, которая её родила.

Галя удивилась, переспросила, что за мама такая, тётя Таня что ли? (Женщина, которая однажды её брала в гости.) Нет, говорю, мама, которая родила. Галя кивнула и больше про это не спрашивала.

Любит разговаривать про школу. Впрочем, как и Тимур. Рассказываю им, как тянуть руку, чтобы ответить, как отпроситься в туалет, как в столовой обедают, — слушают с упоением и просят ещё раз рассказать.

Со мной по-прежнему разговаривает то на «ты», то на «вы». Тянется меня обнять, погладить волосы. Особенно за пределами квартиры. Где-то в поликлинике или магазине Галя вдруг начинает на меня смотреть с восхищением и говорит: «Мама, я тебя люблю». Меня это напрягает пока, честно скажу, но виду не подаю, отвечаю тем же и даже радуюсь, что она так себя ведёт.

Но психологически мне тяжело обнять её или поцеловать. Просто рука не поднимается. Иногда даже чувствую, что Галя подходит всё ближе и тянется обнять, а сама делаю вид, будто меня отвлекает что-то и удаляюсь. Работаю над собой, но мне нужно время.

Привыкну обязательно. Стараюсь побольше её касаться: заплетаю-расчёсываю долго, мою, помогаю одеваться (даже когда не требуется помощь) и нахваливаю бесконечно то красоту, то ум, то поведение.

Adblock
detector